Китайский народ: какой он?

Деревня Мэйцзяу. В комнате сельского портного перед швей­ной машинкой стоят две девуш­ки. Одна смущенно молчит; ее подруга, побойчее, наступает на молодого портного:
— Вы, товарищ Фын, свои обя­зательства не выполняете! Вы обещали, что платье для нее бу­дет готово к понедельнику?
— Говорил, но…
— Но сегодня уже пятница, а где платье? Вы, товарищ Фын, плохо справляетесь со своей ра­ботой потому, наверное, что пло­хо освоили технику!
Портной молчит, грустно по­глядывая на «неосвоенную техни­ку»…
Когда девушки ушли, он обра­тился к нам:
— Что же я могу сделать? До освобождения на всю деревню было двое портных. Без швейных машин. И прекрасно справлялись со всеми заказами: тогда ведь только помещикам шили! Когда помещиков не стало, портные ду­мали, с голоду умрут. А вдруг получилось наоборот. Пошли к ним заказы, да с каждым днем все больше. Двоим уже работа не под силу. А потом бригада взаимопомощи образовалась, ко­оператив… Урожаи стали еще вы­ше, денег еще больше. В общем, сейчас нас восемь портных в де­ревне. Четверо — с машинами. И все равно не хватает. И куда люди шьют, не понимаю! В апре­ле, после первого чая, или в но­ябре, когда весь урожай собран, приходится в день по 15 — 20 за­казов принимать…
Ну, для этой девушки при­дется ночь не поспать,— закончил он, улыбнувшись. — Ей скоро на курсы ехать, уж так и быть. Толь­ко насчет техники — это они зря. Я же специальные курсы в Хань-чжоу кончал!
Машина отходит от сельской школы. У ворот стоит толпа ребя­тишек; они что-то кричат нам вслед. Мы машем им на проща­ние. Вдруг вся ватага срывается с места и мчится к нам. Машина останавливается. Дети подбегают и вопросительно смотрят на нас. Молчание. Опять трогается маши­на, опять мы машем руками, опять школьники несутся к нам…
Так повторяется еще два раза, пока умирающий от хохота пере­водчик не объясняет нам, что русский жест «до свидания» по-китайски означает «иди сюда».
Нам казалось, что террито­рия Китая разделена на две ча­сти. Одна отводится под поля, ле­са, дома, дороги и т. п. Остальная часть территории занята баскет­больными площадками. Они всю­ду: на деревенской улице, в са­мом центре города, у входа в министерство, на привокзальной площади…
Два раза в день по десять ми­нут дворы учреждений и улицы по всей стране заполняются людьми: физические упражнения в сопровождении радио.
Я брал интервью у министра водного хозяйства. Настало время десятиминутной зарядки. По ра­дио раздалась знакомая мелодия. Заместитель министра, присут­ствовавший при разговоре, встал, извинился и вышел во двор де­лать упражнения вместе со всеми служащими.
Я видел, что министру очень хотелось туда же. Он остался в кабинете только из вежливости.

Дед Мороз и Санта Клаус

В последнее время некоторые антисоветских дел мастера буквально вылезли из кожи вон.
Конкуренция среди клеветников и злопыхателей обострилась до край­ней степени. Обычный лай. рычание, визг и прочие изысканные звуки котируются невысоко. Человеку, решившему прославиться на стезе антикоммунизма, ныне приходится изворачиваться, чтобы придумать не­что выдающееся, абсолютно оригинальное и до сих пор не слыханное.
И следует прямо сказать, что такие находятся. Например, нашелся некий лондонский врач П. М. Блум. Отчаявшись, видимо, прославиться в своей области, он решил отыграться на антисоветских бреднях.
Свой гневный взор доктор обратил на… Санта Клауса.
— Как,— воскликнул он,— наш старый добрый Санта Клаус, без кото­рого не обходится ни одна рождественская елка, одет точно так же, как русский Дед Мороз?! Возмутительно!
Американская газета «Детройт ньюс» рьяно поддержала негодующего доктора. «Не пора ли принять меры к тому, чтобы милый старый джентльмен был одет в манере, более приемлемой для западного ми­ра?» — вопрошает она.
Газета не сообщает, какой туалет уготован Санта Клаусу, поэтому мы считаем себя вправе высказать несколько предложений.
Прежде всего сам костюм. Вместо валенок, шубы с кушаком и теплой шапки можно предложить скромный военный костюм американского покроя.
Клюка, естественно, у деда отнимается, и в руки ему вкладывается изящный современный автомат.
Далее встает проблема бороды. Борода, да еще седая… Нет, знаете ли, в этом есть что-то славянско-партизанское! Поэтому борода у Санта Клауса сбривается. В крайнем случае можно оставить незначительные усики .1 1а премьер в отставке
И последнее. Санта Клаус имел до сих пор обыкновение делать подар­ки, причем бесплатные. Даже человеку непредубежденному ясно, что этот обычай попахивает социализмом. Посему подарков делать он больше не будет, а вместо этого будет собирать налоги на покрытие гонки воору­жении.
Надо надеяться, что после таких изменений Санта Клаус станет вопло­щением самой благонадежности, а в его приверженности и высоким идеалам «западного мира» не сможет усомниться ни один скептик. Даже доктор П. М. Блум.

Блогун

Заработок на блоге для вас кажется несбыточной мечтой? Теперь это возможно благодаря системе Блогун. С помощью нее вы легко сможете монетизировать свои блоги.

Народы Бирмы

Горцы — прекрасные пово-дь ри и дрессировщики сло­нов на разработках ценного тикового дерева. Диких сло­нов, загнанных в корал, онн за шесть месяцев приучают носить и укладывать в шта­бели огромные тиковые бревна.
Язык каренов имеет до двадцати диалектов. Наибо­лее распространенные те, иа которых говорят сго-карены и пво-карены, живущие на равнинах, и бве-карены. жи­вущие в горах.
С го и пво имеют письмен­ность, созданную около ста лет назад на основе бирман­ского алфавита. Язык каре-нов тоновой и в этом отно­шении похож на языки на­родов Вьетнама. В зависи­мости от едва уловимого для непривычного уха тона, низ­кого или высокого, плавного или отрывистого, значение слова резко меняется. В бир­манском языке три тона, в каренском — пять.
ogonek_1955_52-55
Автономный округ чинов вытянулся вдоль реки Чинд-вин, от границ с Индией до впадения Чиндвина в Ира­вади. Этот малодоступный горный район — сплошные джунгли, совершенно непро­ходимые в долгий период дождей. Здесь в разобщен­ных горных долинах, ущель­ях, на плато н седловинах гор проживает около чет­верти миллиона чинов.
Каждый племенной клан чинов селится в пределах одной или нескольких гор­ных долин. Изолированность кланов друг от друга поро­дила обилие языков и диа­лектов, так что порой жите­ли одной деревни не пони­мают жителей соседней. У чинов насчитывается 45 главных языковых диалек­тов. Северные диалекты, имеющие между собой неко­торое сходство, резко отли­чаются от южных. Совер­шенно различны быт, нравы и обычаи чинов, живущих на границе с Индией, и чи­нов, расселившихся на скло-
нах гор. которые спускают­ся к равнинам Иравадн.
Поселения чинов раскину­лись на крутых склонах гор, удобных для длитель­ной обороны. Оборонитель­ные сооружения и необык­новенная храбрость помогли чннским кланам сийинов и сокте при поддержке других чннских племен в течение десяти лет сдерживать на­тиск английских войск, ко­гда они напали на Бирму.
* * *
Наги — небольшая народ­ность. На территории Бир­мы их насчитывается не бо­лее 70—80 тысяч. Живут они на крайнем севере, там, где проходит граница с Индией.
Высокие, труднопроходи­мые горы и густые тропиче­ские джунглн отделяют на-гов от остального мира. У них до сих пор сохранилось много первобытных обы­чаев. Воины некоторых пле­мен носят только повязку вокруг бедер и головной убор нз перьев диких птиц. Вооружены они нопьями и луками.
Селения нагов разбросаны на скалистых вершинах гор. Общаются между собой де­ревин с помощью огромных барабанов. Эти же барабаны передают сигналы тревоги.
Живут иаги охотой и при­митивным сельским хозяй­ством. Еще десяток — полто­ра лет назад о них вообще почти ничего не было из­вестно. Только в начале пя­тидесятых годов правитель­ством Бирмы были приняты меры для создания постоян­ной администрации в окру­ге иагов.
* * *
По соседству с нагамн жи­вут качины. Качннское госу­дарство расположено вдоль границ с Китаем, там, где высокие отроги Гималаев от­деляют Бирму от Тибета и индийского Ассама. В этом суровом краю гор живут мужественные и смелые ка-чинские племена: саши, ма­ру, йойины, лнзу и многие другие. Живут онн, как и чнны. кланами, во главе ко­торых стоят племенные вож­ди— дувы. Занятия и обычаи их во многом схожи с обы­чаями других горных наро­дов. У качинов несколько больше развита торговля. Экономические связи качи­нов с соседями, особенно с Китаем, издавна носят по­стоянный характер.
* * *
Растут связи Бирманского Союза с миролюбивыми го­сударствами. Растет дружба Бирмы с Советским Союзом. В Совместном заявлении Председателя Совета Мини­стров СССР Н. А. Булганина, Члена Президиума Верхов­ного Совета СССР Н. С. Хрущева и Премьер-Мини­стра Бирманского Союза У Ну, подписанном в Рангу­не 6 декабря, говорится, что отношения между Советским Союзом и Бирманским Сою­зом, которые всегда были искренними и дружествен­ными, основываются и впредь будут основываться на принципах мирного сосу­ществования.

Государство Бирма — как это было

4 января 1948 года Бирма была провозглашена незави­симой республикой.
На национальном флаге Бирмы изображена большая пятиконечная звезда, окру­женная пятью звездочками поменьше. Это эмблема объ­единения народов Бирмы — бирманцев, шанов, каренов, чинов, качннов и кая — ведином Бирманском Союзе.
На территории Бирмы жи­вут не только эти народы. Число ихв стране достигает ста. Большинство населяет отдаленные, изолированные горные районы. По числен­ности горные племена со­ставляют около одной ше­стой части всего населения Бирмы, но занимают они почти половину ее террито­рии.
Когда Бирма была англий­ской колонией, ее погранич­ные горные районы управ­лялись англичанами. Бирман­цы не имели туда доступа. Исторически сложившиеся связи народов Бирмы, не раз объединявшихся в прош­лом вединое государство, были искусственно разорва­ны.
После второй мировой войны народ Бирмы потре­бовал выхода страны из Британской империи. Это желание было столь едино­душным и решительным, что правящим кругам Англии пришлось пойти на предо­ставление Бнрме независи­мости. Тогда-то и родилась идея союза — объединения всех народов, населяющих Бирму, вединое государство.
Выдающуюся роль сыграл в этом объединении нацио­нальный герой Бирмы гене­рал Аунг Сан.
Самое большое из нацио­нальных государств Бирмы — Шанское — занимает около четверти всей бирманской территории. В нем прожи­вает более миллиона с чет­вертью шанов. У них есть ги-ьменность. По звучанию Шанский язык очень похож на сиамский, письменность же заимствована у бирман­цев. Шаны отличаются от бирманцев по одежде: у бир­манцев и мужчины и жен­щины носят длинные пест­рые или цветные юбки — лонджн, у шанов мужчины и женщины носят широкие, свободные брюки, их одежда больше походит на китай­скую.
Своеобразны обычаи пле­мен, населяющих Шанское государство. Женщинам из племени падаунг, обитающе­го на юге, еще в детском возрасте надевают на шею металлическую кольцевую пружину, которая так и не снимается до конца жизни. С годами шея становится необыкновенно длинной, что у падаунгов считается при­знаком особой красоты.
Шанское государство со­стоит из 33 княжеств. Во главе каждого стоит наслед­ственный князь, по-шан-ски — собва. Раньше он имел в своем княжестве неогра­ниченную власть. Сейчас князья лишены законода­тельной и судебной власти, а нх исполнительная власть ограничена.